Древнее казачество. Бродники — предки казаков и забытый этнос

Сколько только трудов не написано в современное время о казаках. Сколько дискуссий развернулось по вопросу: А казаки народ или нет? Да и не только по этому вопросу. Складывается такое впечатление, что наружу бьет фонтан огромной информации. Но авторы датируемой информации так и не сходятся в одной точке зрения.

Я не буду писать о поздней истории казачества, я не буду клевать коммунистов за геноцид нашего народа, ибо это уже сделали другие, и не буду вообще вести длинную хронологию. Нет. Я поставил другую задачу: написать краткий очерк о предшественниках и предках казаков, а также о раннем сложившемся казачестве.

История этого загадочного народа берет свое начало вовсе не в XV и не в XVI веках, а намного раннее, когда в степях на «границе» Руси и Хазарского каганата складывается необычное этническое образование, именуемое бродниками. Интересно, что данных о них настолько мало, что складывается мнение о бродниках, как о вымышленном этносе. И действительно, сколько я не пытался найти данных, мне постоянно попадались какие-то мельчайшие подробности, не имеющие особенного значения, и конечно же всеми любимая Википедия. Однако даже в этой интернет-энциклопедии я нашел противоречия. Об этих противоречиях я расскажу позже. Для начала приведу все высказывания отечественных историков по поводу того, кто такие бродники. Итак, начнем с классических. Это В. Н. Татищев, Н. М. Карамзин и С. М. Соловьев. У всех определения разные. Татищев пишет, что бродники были русским племенем, которое не нашло общего языка с княжествами и решило жить обособленно. Карамзин вообще считает, что бродниками (бродягами) назывался не народ, а обычное скопище (конвиксия) бандитов, состоящих и из русских, и венгров, и угров, короче говоря из всех, кому надоело сидеть дома, и заниматься земледелием. Скучно! Нам, мол, хочется повоевать! Но мне кажется, что скопище бандитов не могло существовать столетия. Все равно, рано или поздно, такая конвиксия превратилась бы в этнос, то есть народ. Очень похожее высказывание у Соловьева. Он тоже считал бродников бандитской шайкой. Правда Соловьев, уже поинтереснее развил сию тему. Он рассказал об участии бродников в междоусобицах русских князей, а также внешних войнах с кочевниками. Упоминается, что один из черниговских князей заручился поддержкой половцев и бродников, однако тут явно допущена ошибка. Бродники издревле были врагами половецких ханов, и война между ними была куда более жестокая, чем половцев с русскими. Вы спросите, как я могу это утверждать, не имея полноценных данных о бродниках? Дело в том, что когда к Руси подходили монгольские нойоны, бродники сразу же выбрали сторону монголов, дабы хорошенько побить половцев. Повторяю, что выбор на монголов пал мгновенно, добровольно, без принуждения. Поэтому мне кажется, что бродники не могли быть вместе с половцами, помогая черниговским князьям в борьбе с киевлянами и другими князьями.
Остались сведения о бродниках у фламандского францисканца Гильома де Рубрука, совершившего путешествие по Евразии в ставку хана Батыя в середине XIII века. Он писал, что бродники были сбродом воинственных людей, служивших тому, кто больше кинет монет.

Также слова о таинственном народе можно найти в тексте письма венгерского короля Белы IV папе римскому, где среди подданных татарам, назывались те самые бродники (1254 г.).

Еще перед битвой на Калке, они приняли монголо-татар, явно как своих, и вряд ли, как утверждал Рубрук, воевали они за деньги. Если так и было, то стали бы бродники выбирать сторону татар, количество которых составляло 20 тыс. по сравнению с объединенным войском русских и половцев в 80 тыс. воинов? Какая же тут может быть выгода, когда случись бы поражение, и твоя голова будет насажена на половецкое копье? Коли белого света не увидишь, о каких деньгах тогда может идти речь!

В Ипатьевской летописи времен прихода монголов называется вождь бродников — Плоскиня. Он-то бился вместе с татарами полководца Субэдэя против князей до последнего, когда шло сражение на Калке. Историки обвиняют Плоскиню в подлости по отношению к русичам. Плоскиня выманил русских из укрепленного частоколом лагеря, поцеловав крест Мстиславу, тем самым дав слово, что сдавшиеся русские не прольют ни капли крови. Позже, как известно, татары связали русских и сдавили досками, сев пировать победу. Нам, правда может показаться это подлостью, но ведь действительно, русские были убиты, не потеряв ни капли крови. Это не мелочь. Для татар и бродников это не было мелочью. Напротив, смерть без крови полагалась только достойным воинам. Трусов же рубили. Поэтому Плоскиня не нарушал слова. А если посмотреть на князей, то они и вовсе совершили настоящую подлость – убиение татарских послов и глашатых. За вождя бродников заступается и писатель Евграф Петрович Савельев. Хотя и у читателя есть своя точка зрения. Поэтому выбирать ему.

К окончательному выводу об этногенезе бродников пришел Лев Гумилев, к которому я обращаюсь довольно часто. Как раз-таки он и утверждал, что предками казаков являются именно бродники.
Изучая следы Хазарского каганата, Л. Гумилев поведал о том, что остатки хазар, бежавших от иудейского владычества, смешались со славянским населением Белой Вежи, т. е. Саркела, поселившихся после большой войны Святослава Игоревича. И вот, этот образовавшийся народ и стал началом для бродников, вовсе не кочевников, но близких к ним по духу. Очень интересна логика Гумилева, который опровергает миф о казаках, как потомках беглых крестьян. Ну не могли же неорганзованные группы простаков с вилами бежать и основаться на Северном Кавказе, организовывая сопротивление окружавшим врагам. Это действительно так! Сами подумайте. И вот известный всем этнограф подводит нас к мысли, что этих беглых свободолюбивых и гордых крестьян кто-то принял. И кто же это мог быть, как не бродники!? Бродники все-таки выжили в суровых условиях степных войн с ногаями и караногаями, захватившими большую территорию Северного Кавказа. Они продолжали развиваться, расширяя ареал своего распространения. Бродники совершенствовали свою культуру, общаясь с кочевниками, горцами.

И вот спустя два-три столетия, образовываются те самые казаки, коих мы знаем. Те самые, встречавшие войска Ивана Грозного, после похода на Казань. Те самые, наводившие ужас на татар, турок, ногаев и др. Те самые, покорившие Сибирь. Те, которые участвовали в «Азовском сидении», имея только 4 тысячи донских и запорожских храбрецов против 200 тысяч османских янычар.

Уже эта концепция доказывает, что казаки — это народ. Ведь сколько было примеров в истории, когда казаки не приравнивали себя к русским. Казаки всегда считали себя этносом со своей историей и традициями. И вот, говорят, что мол, казаки на русском гутарють, значит они-то русские, просто упертые такие, что не хотят этого признавать. Но признаки этноса — вовсе не язык, а этническое самосознание. Казаки, порой говорили и на татарском, и на калмыцком. Среди терских казаков был модным чеченский язык. Возьмем бразильцев и португальцев. Один и тот же язык! Но, правильно заметил Валерий Шамбаров, что бразильцы-то не португальцы! Хотя понимать друг друга они могут. Но я повторяю, что навязывать этой точки зрения не собираюсь. Однако, даже несмотря на то, что настоящих казаков осталось очень мало, Вы сами можете убедиться в том, что казаки считают себя народом. И тем не менее они всегда были и будут стоять грудью за Россию. Но казаки обижены. Во-первых, кое-кто их высмеивает и называет клоунами, а во-вторых, великороссы забывают о том, сколько крови пролили казаки за нашу общую, великую державу. И мы обязаны возрождать этот славный народ, и не позволить угаснуть замечательной казачьей православной культуре.

Александр Беляев | 24 апреля 2012 | Права народов

Ваш отзыв

Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.