КАЗАКИ — МУСУЛЬМАНЕ

«… Мало кто знает, что у нас, на татарстанской земле, еще до революции были поселения, в которых проживали мусульманские казаки.
Село Большой Кульбаш в Зеленодольском районе — одно из них. А всего лишь в нескольких километрах от него, на территории соседнего Высокогорского района, и поныне существуют два села — Казаклар и Большой Битаман, названия которых говорят сами за себя. Еще до революции новобранцы, призывавшиеся в армию из этих сел, несли воинскую службу в сотнях мусульманских казаков.
Из воспоминаний уроженца села Большой Кульбаш Зеленодольского района пенсионера Вильгуса Закирова:


— Когда я еще совсем маленьким был, село наше делилось на две части. В каждой половине своя мечеть, свой мулла, только кладбище за селом общее. До революции одна половина жителей села платила оброк и несла другие повинности, другая же половина была обязана поставлять джигитов на военную службу, и ее жители освобождались от всех поборов. Кроме того, служивые имели большие привилегии: их пашни и сенокосы были в три раза больше, чем у обычных селян. Мой отец 1912 года рождения. Он рассказывал, что в те времена к двадцатилетию сына отец должен был вырастить коня-четырехлетку, на котором молодец, пройдя военную комиссию, отправлялся к месту службы. В течение шести месяцев молодых казаков обучали маршировке, обращению с холодным и огнестрельным оружием, после чего они возвращались по домам. Казаков на селе уважали. Знали: ссориться с ними опасно – у каждого в доме винтовка и шашка…
Откуда же у нас в Татарстане казаки?

Братство вольных воинов
Казачество — удивительное по своей самобытности явление, возникшее на окраинных землях Российского государства. И хотя в сознании большинства оно связано с опорой самодержавия и защитой православия, по этническому составу казачество представляло многонациональную вольницу, впитавшую в себя самых отчаянных представителей народов, судьбы которых были связаны с Диким полем и Великой степью.
Предки жителей современных казачьих станиц – это не только славяне-бродники, бежавшие из Центральной Руси от княжеской власти. В формировании казачьего сословия приняли активное участие кочевые народы Причерноморья, Приазовских степей, половцы и печенеги, ногайцы и калмыки, а также народы Северного Кавказа. Далеко не случайно многие герои произведений Шолохова носят «национальные» фамилии – есаул Половцев, подъесаул Калмыков.
В казачьей лексике помимо чисто русских слов прочно прописались слова из других языков. Например, хорошо знакомое слово шашка станичники позаимствовали у тех же адыгов. Переводится оно как «длинный нож». Скорее всего, кавказские корни имеет и казачья папаха. Знаменитая плетка-нагайка — тюркского происхождения, как и многие другие предметы из казачьего обихода: шаровары, башлык, бурка. Не вызывает сомнений происхождение слов баз, курень, атаман. Да и само слово казак, по мнению ряда лингвистов, пришло из татарского. Так называли легковооруженных наездников в составе иррегулярных отрядов ханской конницы. После распада Золотой Орды они охотно шли служить к правителям средневековой Европы. Состояли они и на службе русского государя, где числились как «служилые татары».
На засечной линии
Если внимательно изучать карту современного Татарстана, на ней можно насчитать несколько населенных пунктов с названием Казаклар. Села и деревушки с таким именем есть в Арском, Высокогорском, Тюлячинском и Тукаевском районах. И хотя сегодняшний быт их жителей ничем не отличается от быта их соседей, многие старики помнят о мусульманских казаках прошлых веков.
— Жил у нас в Кульбаше старик Файзрахман абый, — продолжает Вильгус Гарифзянович, — его еще Ярославом величали: служил в Ярославле. Офицерский чин имел — есаул! Всегда ходил в рубахе навыпуск и в шароварах с лампасами…
Откуда же казаки у нас? Дело в том, что когда-то давно по территории современного Закамья проходила сторожевая линия. О ней и сегодня напоминают местами сохранившиеся остатки засек, земляных валов и прочих укреплений. Службу по охране линии несли казачьи сотни. Интересно, кстати, что штаб Оренбургского казачьего войска располагался не в Оренбурге, а в Казани.
Казаками в те годы становились не только рекруты, исповедовавшие православие, но и так называемые инородцы. И не только мусульмане. В казачьих сотнях служили также буддисты — буряты и калмыки. Уважение к обычаям соседних народов являлось важным условием выживания в напряженной обстановке приграничной полосы. При этом казаки-инородцы пользовались такими же правами, как и православные. Нередко они получали на службе офицерские чины. Например, дед белогвардейского генерала Лавра Корнилова по материнской линии происходил из сибирских татар-мусульман. Впрочем, чтобы получить офицерский чин, мусульманину не обязательно было менять веру своих отцов.
Ислам казаку не помеха
— Каждая казачья мусульманская сотня делилась на отделения — десятки, – продолжает Вилгус Гарифзянович. — При сотне состоял мулла, имевший офицерский чин. По сути он выполнял примерно те же обязанности, за которые отвечал в советской армии замполит. Как правило, эту должность выполняли ахуны – старшие священнослужители. У нас в Кульбаше тоже жил ахун – ему подчинялись десять мечетей в округе. Сам ахун был человеком зажиточным – выезд из десяти лошадей имел. Да и вообще село наше считалось богатым – три торговые лавки, четыре мельницы, маслобойка… Все казачьи дворы – базы в Кульбаше были крепкие, захудалых не было. И не только потому, что земельные наделы у казаков были большими. Работали от зари до зари, не ленились. Мой отец уже с четырнадцати лет в поле пахал. И пьянства почти не было – религия не позволяла. Каждую пятницу старики в мечети молиться собирались…
По описанию современников, казаки-мусульмане уже к XIX веку не отличались ни говором, ни внешним видом от казаков-славян. Разница была только в вероисповедании и связанными с религией пищевыми запретами. Да еще в цвете лампасов и околышей. В остальном же и сбитая набекрень фуражка, и пышный чуб с подкрученными усами, и бесшабашная лихость при джигитовке, и безумная храбрость в атаках на врага – все в полной мере было присуще и казакам-мусульманам.
Надо сказать, что казаки-мусульмане проявили себя не только во время гражданских смут, выступая под знаменами бунтарей – Разина и Пугачева. Велика роль казачества, в том числе и мусульманского, в разгроме французских войск в Отечественную войну 1812 года. Не случайно покоривший к началу XIX века почти всю Европу Наполеон Бонапарт утверждал, что казаки – самые лучшие легкие войска и будь они в его армии, он прошел бы с ними по всему миру.
Геройски дрались они и в годы русско-турецкой кампании, несмотря на то что воевать им приходилось против своих единоверцев. Этот факт учитывало и царское правительство, в связи с чем для казаков-мусульман, отличившихся в боях с турками, были учреждены специальные ордена и медали, на которых Георгиевский крест был заменен сначала на профиль главы царствующей династии, а затем на полумесяц.
Казачья доля
В годы Гражданской войны подавляющая часть казачества выступила против большевиков. У красных комиссаров сложился стойкий образ матерого врага — белоказака. Во второй половине двадцатых годов прошлого века даже упоминать о своей былой сословной принадлежности казакам стало опасно. У хуторян исчезли с плеч погоны, с шаровар – лампасы. Сотни казачьих семей были высланы в Сибирь. Оставшихся загнали в колхозы.
— У нас в Большом Кульбаше поначалу хотели создать два колхоза, – вспоминает Вильгус Закиров. – Однако власти усмотрели в этом попытку бывших мусульманских казаков сохранить сословную самобытность. Поэтому создали один колхоз — имени Молотова, куда вошли и казаки, и неказаки. Обобществленный скот согнали на колхозное подворье. Сюда же свезли и сельхозинвентарь: плуги, бороны, молотилки, лобогрейки – все, что составляло основу крепкого единоличного хозяйства…
Одновременно с этим власти начали наступление на религию. Мечети в Кульбаше закрыли, священнослужителей репрессировали. Последний имам-хатиб Шакир Валидов был арестован сотрудниками ОГПУ в мае 1932 года по стандартному для тех лет обвинению – «руководство контрреволюционной группировкой». Судебная «тройка» приговорила 65-летнего хатиба к пяти годам ссылки в Нарымском крае. Полностью отбыв ссылку, престарелый мулла вернулся в родное село, однако на свободе он пробыл лишь несколько месяцев и вновь был арестован и помещен в тюрьму в апреле тридцать восьмого. До суда Шакир Валидов не дожил — умер в тюремной больнице.
Отсутствие материальной заинтересованности, тощие трудодни, нищета – все это заставляло потомков казаков покидать село. Нехватка рабочих рук сказывалась все последующие годы. Окончательно добили хозяйство реформы девяностых. Сейчас в Большом Кульбаше проживает чуть более двухсот человек. Сегодня здесь мало кто может рассказать о своих лихих предках. Лишь старики помнят дедовские рассказы о шароварах с лампасами, горячих скакунах и лихих наездниках – мастерах джигитовки. И старые песни о нелегкой казачьей доле.
Появятся ли казачьи хутора в Татарстане
Впрочем, как знать, может, в скором времени кульбашинцы по примеру жителей станиц Кубани и Дона захотят возродить былую славу мусульманского казачества? Ведь казачий хутор – это не просто населенный пункт в сельской местности. Это общность людей, связанных между собой идеей самосознания. Раньше казачьи погоны были предметом гордости, олицетворением государевой власти, порядка и законности. В станицах и хуторах не было места воровству, пьянству, супружеской неверности. А если и случался такой грех, виновник всегда мог отведать казацкой нагайки.
В казачьем хуторе чувство сословной солидарности обязывало казаков стоять друг за друга не только на войне. Каждый из них был готов прийти на помощь соседу — подсобить на пашне и на сенокосе. Немаловажной частью воспитания был труд – двенадцатилетний казачок уже мог самостоятельно запрячь коня, вывести его в поле и пахать пашню. Так же, как и девочки-казачки, которые с малолетства были помощницами матерей по хозяйству: могли доить коров, печь хлеб, рукодельничать.
Возрождая традиции казачества, общество возрождает уклад жизни, основу которого составляют труд и здоровые человеческие отношения. В Татарстане еще в 1993 году силами энтузиастов был основан Казачий союз-землячество. Есть на территории Татарстана и казачьи подразделения, входящие в состав возрожденного Государственного реестрового Оренбургского войскового казачьего общества, а численность казаков в республике уже превышает три тысячи человек. Но почти все они русскоязычные. Пока. Но как знать, может, в скором времени зацветут казачьими лампасами майданы в Большом Кульбаше и других казачьих хуторах Татарстана. »

Автор статьи — Артем Субботкин | 2013-11-30 | livejournal.com

Ваш отзыв

На http://www.i-shop.moscow косметика оптом. | Готовые Монолитные и наборные бетонные столбы для забора.

Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.