Казачий курень

211101

Жилища донских казаков

Жилища донских казаков были весьма характерны. Свои дома они называли куренями. Есть разные толкования этого слова. Одни исследователи считают, что название казачьему дому дали «курные избы», в которых первоначально жили казаки. Другие связывают это название с тем, что первоначально казачьи Круги собирались или на майдане, или в становой избе, а поскольку «круг» по-монгольски — курень, то и избу, где собирался Круг, казаки тоже стали называть куренем. Это же название казаки перенесли и на свои жилища. Кроме того, комнаты в курене были соединены по кругу, поэтому казачий курень называют круглым домом.

Мы не можем говорить о жилищах донских казаков в XVII веке, как об образцах самобытной донской архитектуры. На Дон стекались крестьяне со всех уголков России, Украины и других мест. И, естественно, жилища свои они строили так, как строили их на родине: рубили связевые избы, лепили хаты с высокими соломенными крышами. Постепенно, под воздействием географических, климатических и экономических условий, начал вырабатываться новый тип жилища — казачий курень.

Отдельным районам Дона присущи были особые типы жилищ. Условно область можно разделить на следующие архитектурные районы: северный, западный, центральный и задонской.

Раньше всех сложился северный, или Верхне-Донской район. Жилье этого района незначительно отличалось от изб центральной России. По планировке они не отличались от русской избы, рубились в крест, т.е. были образованы четырьмя наружными стенами, но разделялись уже не на два, а на четыре помещения, со стоящей в центре дома печью, отапливавшей каждое из четырех помещений. Четырехскатные крыши делались из чакана или камыша. Всем были хороши камышовые крыши. Служили сорок лет, не пропускали ни воду, ни снег.

Единственный недостаток — хорошо горели. Вот почему зажиточные казаки начинают делать крыши своих домов из железа. Такие дома или вовсе не имели фундамента, или он был небольшой.

В области среднего Дона формируется основной тип казачьего жилища, так называемый «круглый дом». Как правило, такой дом в плане имеет 3 комнаты, но к ним добавляется идущая вдоль дома галдарея (шитый досками коридор без окон), балкончик, у казаков он назывался балясником и служил для того, чтобы закрывать и открывать ставни. Они защищали дом летом от знойного солнца, зимой — от холодных ветров.
Крыша делалась четырехскатной из теса или камыша. Выход на чердак устраивался из веранды или прихожей. Чердачное пространство вентилировалось и освещалось через специальные вентиляционные отверстия и световые проемы. Обширное чердачное пространство использовалось для сушки и хранения плодов, трав, рыбы и других припасов.

В низовых районах, от Калача до устья Дона, архитектурные особенности казачьего куреня получают дальнейшее развитие. Так, например, наличие высокого фундамента (1,5 -2 м) домов был вызван опасностью бурных весенних паводков Дона.

Расположение галдарей с западной стороны защищало дом летом от палящих лучей солнца. На восток окна избегали делать, спасаясь от летних суховеев и резких зимних ветров.

Классический казачий курень имеет два уровня и состоит из каменных «низов», деревянных «верхов» и четырехскатной крыши. Казачий дом имеет прямоугольный план. Размеры дома могли быть 6×8, 8×10, 10×12 м.

Планировка «низов» казачьего куреня очень простая и состоит из 2-х помещений: первое помещение от входа — неотапливаемое и служило для хозяйственных нужд.

Второе — имело печь и использовалось для жилья. Вход в «низы» обычно делался со двора. Узкая дверь обязательно открывалась вовнутрь, чтобы ее легко можно было подпереть бревном или камнем. Войти можно было только по одному, согнувшись под низкой притолокой.

В старину прямо перед дверью устраивался «ловчий погреб» — яма с колом посредине, закрытую в обычное время деревянным щитом. Враг, ворвавшийся в курень, сразу попадал туда. «Низы» имели от двух до четырех окон. Высота стен низов колебалась от 1,5 до 2-х метров. Пол «низов» засыпался речным песком, который трамбовался и обмазывался глиняным раствором для прочности.

В качестве строительного материала для кладки стен низов использовался белый известняк — «алатырь», добываемый в верховьях Дона. В низовьях употребляли желтый известняк — ракушечник. Изнутри и снаружи стены «низов» оштукатуривались известковым раствором и белились, что придавало дому в целом праздничный вид.

Если «низы» всегда делались каменными, то «верхи»- обычно из дерева. В старину дома рубились из местного леса: дубового, тополевого, ольхового. Но бревенчатые стены встречались чрезвычайно редко. Обычно ствол обтесывался с четырех сторон или распиливали на толстые пластины. Щели забивали паклей, иногда даже шерстью, чаще же всего замазывали глиной снаружи. Затем стены дома внутри и снаружи, а также потолок обшивались сосновой доской.

В традиционном казачьем курене никогда не было связи между «низами» и «верхами». Каждый из них имел самостоятельные входы. Причем «верхи», т.е. непосредственно жилой уровень, имел даже два входа: один из них — парадный, а другой — рабочий.

Наличие двух входов в жилое помещение является своеобразным феноменом архитектуры казачьего дома, считает архитектор А. Г. Лазарев. Парадный вход обычно размещался на главном фасаде и был его украшением, наряду с декорированием окон и галерей.

Выступающий над дверью парадного входа навес назывался «тимпаном». Форма навесов, «тимпанов», могла быть самой разнообразной. Парадные двери, выходившие на парадное крыльцо, делались всегда двустворчатыми и имели сложную объемную форму.

Казаки стремятся сделать свои дома нарядными, красивыми. Архитектурный образ казачьего дома формируется за счет широкого применения декоративных элементов. Традиционными мотивами декорируются элементы карниза, угловые пилястры, оконные и дверные проемы, стойки галерей, подзорные доски.

Причем желание казака украсить свой дом было связано не только с его эстетическими потребностями, но и традициями и поверьями о том, что дом свой и себя можно обезопасить и защитить от злых духов, порчи, нечистой силы, если нанести магические знаки на посуду, одежду, стены жилища. Роль оберегов выполняли магические знаки в виде листа плюща, пришедшего к нам из античного мира, являвшегося символом плодородия и изобилия, «головки барана», пришедшего из культуры азиатских стран. Весьма распространенным был мотив виноградной лозы. Такой же декор мы можем видеть и на военном снаряжении монгольского воина и т.д.

Эстетическая сторона дома определялась четкой композицией дома, богатой орнаментацией. В XIX веке казаки начинают украшать свои дома резными наличниками, карнизами, яркой раскраской дома. Стены домов окрашиваются в яркие цвета: синий, желто — коричневый, голубой. Наличники окон, карниз, ограждения балкончиков белились.

В XVIII-XIX вв. казаки для строительства дома нанимали плотничьи артели, которые в основном состояли из иногородних. Но некоторые казаки сами строили себе дома. Сначала возводили фундамент из местного камня-ракушечника. Чертежей дома не делали, строили по подобию. Заказчик называл просто размеры дома. Потом плотник делал обвязку дома из бревен, клал ее на фундамент, и хозяин дома на месте объяснял, где будут окна, двери, стены.

При строительстве дома обязательно клали серебряные монеты и жито под углы, на счастье и богатство. Дом делали из деревянных пластин: еловых или сосновых. Делали казачьи курени и набивными, такой дом отличался теплотой и сухостью. Набивали стены жилища глиной, смешанной с соломой. На набивку дома приглашали родственников и соседей. Хозяева все должны были приготовить для работы: замес из глины, ведра, лопаты, носилки и т.д. Начинали работать с раннего утра, и после того, как она завершалась, хозяева устраивали обильное угощение.

Если был весь строительный материал, то плотник с двумя помощниками ставил дом за месяц. Чтобы строить быстро, плотник должен был иметь весь арсенал инструментов: шершебель (фуганок), колевку (фуганок для фигурной резьбы), топор, фуганок, отборник, шпунт, уровень, угольник, рейсмус и т.д.

Входя в дом, первой пускали кошку. Дом обязательно освящали, приглашали батюшку. Обычно казачий курень имел от двух до пяти комнат: столовая, зала и две спальни.

Первая от входа комната была и передней, и кухней, и столовой. Здесь семья стряпала и ела. В этой комнате находилась и печь. В XIX в. чаще всего клали печи-голандки (без лежанки), но в некоторых куренях были и русские печи. В каждой станице были и свои мастера по кладке печей. При сложении печи необходимо было соблюдать три условия: печь должна быть не угарной, но жаркой и красивой. Топили печи до Нового года бурьяном, кизяками (топливо из сухого навоза с сеном), а также кугой, чаканом (камышом).

Тысяча пучков, каждый полтора аршина в объеме, стоила около 50 рублей. И этого количества было достаточно на годовую топку одной печи. Топка же дровами стоила вчетверо дороже. С Рождества начинали топить углем. Первые сведения о «приискании» каменного угля на Дону мы встречаем в указах Петра I от 22 декабря 1722 года. Но добыча каменного угля началась на донской земле только в 1797 году в юрте станицы Гундоровской.

Богатые казаки выкладывали печи изразцами. Печь была символом домашнего очага, может быть поэтому она была объектом неустанного внимания казачки. По тому, как выглядела печь, судили о хозяйке дома. Печь должна была сиять чистотой, поэтому казачки мазали глиной и белили ее каждую неделю.

В кухне, вдоль стола и стены, стояли лавки, у более зажиточных казаков — деревянные стулья. Здесь же стоял поставец со столовой и чайной посудой. Медная посуда, кастрюли, горшки, чашки, ложки, вилки, чугуны, старинные ведра, называемые казанами, медные кубы для воды, самовар, кофейник также находились здесь. У хорошей хозяйки медная посуда сияла и блестела, и, безусловно, украшала кухню. Чтобы она выглядела красиво и нарядно, ее сначала квасили кислыми помидорами, после чего несли на Дон и чистили песком до полного «блеска и горения».

«Зала» или горница всегда выглядела очень красиво и торжественно. Иконы висели в каждой комнате, но в зале красный угол был богатым. Обычно висела не одна, а несколько икон, некоторые из них были в серебряных окладах. В зале также стояла горка с праздничной посудой, ею казаки пользовались редко. Она стояла для украшения. Престижно было, если в горке стояла супница, это был так же показатель зажиточности семьи. Здесь же находились «комоды», где хранилось белье, стол, застланный скатертью, стулья, на стене висело зеркало, часы, семейные фотографии.

В станицах были свои столяры-краснодеревщики, которые делали мебель на заказ. Например, в станице Старочеркасской прекрасным столяром был Вьюнников, который делал добротную и красивую мебель: горки, столы, стулья.

Казаки любили украшать свои курени портретами государей, военачальников, картинами и репродукциями с изображением битв народов, взятием крепостей. Кроме того, стены казачьих куреней украшались и оружием: саблями, шашками, пистолетами. В зале принимали самых почетных гостей, здесь служили молебны, панихиды.
В спальне стояла кровать с пуховиками, подушками, одеялами. Здесь же стоял сундук с ценными вещами. Казачки любили цветы, поэтому в каждом доме можно было увидеть кадки с олеандрами, фикусом и другими цветами.

Как выглядела казачья усадьба

Вот что по этому поводу пишет А.Г.Лазарев в своей работе «Традиционное народное жилище донских казаков»:

«…Вся территория казачьей усадьбы представляла открытое пространство, разделенное на три части. Первая часть — это передний участок усадьбы, расположенный между изгородью и куренем, стоящим в глубине двора. Передняя часть являлась «парадной».

В ней размещались цветник, несколько фруктовых деревьев, летняя парадная беседка, увитая виноградником. Сюда же был обращен главный фасад куреня, с парадным крыльцом, верандой и галереей. Площадь передней части не превышала 0,02 га.

Вторая часть усадьбы — хозяйственная. Расположена была позади куреня. На территории хозяйственного двора размещались небольшие, но необходимые постройки: сарай для хранения инвентаря, летняя кухня, летняя печь — гарнушка с плетеным навесом от солнца и погреб с ледником.

Ледники представляли собой ямы, выложенные внутри камнем аршинником. Ледники набивали льдом и прикрывали соломой. Сверху ставили камышовые крыши и обсаживали вербами, чтобы всегда была тень. Территория не превышала 0,04 га. И для удобства выкладывалась камнем-плитняком или засыпалась толстым слоем трамбованного речного песка.

Третья часть казачьей усадьбы располагалась в глубине территории и отводилась под непременные на Дону сад и виноградник, которые являлись предметом гордости хозяина.

Казачьи дворы огораживались плетнями. Каждая секция плетня сплеталась из гибкой лозы. Плетни использовались как для внешнего ограждения, так и для устройства внутри двора, отделяя друг от друга разные по функциональному назначению участки подворья.

Некоторые семьи для хранения продуктов использовали колодцы. Казаки копали их сами. Вынимали землю и спускали деревянный сруб. Воду доставали при помощи «журавля» или деревянного катка с привязанными к ним цепью или ведром. Были в станицах и общественные колодцы. Вообще профессия «лозоходца» — мастера, который с ореховой рогулькой в руках по дрожанию прутика отыскивал воду, овеяна особой славой и окружена мистическим страхом.

Особым уважением пользовались копатели колодцев. Эта работа была сопряжена с невероятно тяжким трудом и смертельной опасностью, поэтому очень часто колодцы копались «по обету», людьми, «замаливавшими грех».

Во время рытья колодца копатель не прикасался ни к вину, ни к деньгам, некоторые давали обет молчания. Иногда приходилось пробиваться на глубину до 40 м. Появление воды в колодце означало, что обет исполнен, и Бог простил грех, давшего обет.

Особо оберегались колодцы, выкопанные в степи. Ближе 100 саженей от колодца запрещалось поить коней и прогонять скотину, дорогу можно было проложить только в трехстах саженях от колодца.

Колодцы венчали надписи:

«Люди добрые, воды испейте и казаков бедных пожалейте. Грехи их проститя и в молитвах помянитя». Или: «Сей колодец выкопал по обету донской казак раб Божий Степан в память матери рабы Божией Aграфены. Воды его чисты, как материнская любовь и бесконечны, как слезы матери моей, пролитые по мне».

В Старочеркасской имелся Елисеевский колодец, где была прекрасная вода. Наоборот, в центре станицы вода была невкусной и непригодной для питья. Поэтому здесь пользовались водой из Дона. Зимой некоторые жители кололи лед на Дону, складывали во дворе под навесом и таким образом обеспечивали себя водой на долгое время.

Хозяйственные постройки для содержания крупного рогатого скота, овец находились за пределами станицы, в специально отведенных местах. Но этого правила придерживались не все. Были казаки, которые устраивали базы для скота непосредственно в своих дворах и усадьбах.

В каждом дворе была кухня. Эта традиция строить кухни идет с древнейших времен. В целях противопожарной безопасности в Черкасске есаул на лето опечатывал все печи в домах, и варить разрешалось только , во дворе, в землянках, служивших летними кухнями.

В летние месяцы было запрещено держать в станицах между жильем камыш(чакан) и сено. Если находился случайный виновник, хотя бы нечаянно учинивший поджег, то «в страх другим, а ему в наказание» войсковой заплечных мастер жестоко бил его на рынке плетьми. Иногородних при малейшей неосторожности с огнем, не церемонясь, выселяли совсем или на некоторое время из города. Однако, несмотря на все меры предосторожности, Черкасск много и часто горел. Посему были учреждены должности «огневщиков», т.е. караульных казаков, обязанных соблюдать за осторожным обращением жителей с огнем, предупреждать и тушить пожары. На соборной колокольне находился караульный, следивший за городом и поднимавший набат в случае пожара. При войсковой канцелярии находилась заливная труба, но вследствие неумелого обращения с ней, часто находилась на войсковых кузнях в ремонте, и потому пожары приходилось тушить примитивными способами.

Погоревшим станицам, где огонь уничтожал все постройки и пожитки казаков, Войско приходило на помощь, давало погорельцам льготу от воинских тягостей на год, два. Представляла в их пользу мостовой сбор или же прямо выдавало денежную ссуду.

Итак, пищу себе жители города Черкасска летом должны были готовить в отдельно стоящих кухнях, где они клали русские печи, или прямо во дворе складывали «печь-гарнушку», на которой готовили еду. Хлеб выпекали или в русских печах, или ставили во дворе печь-пекарку. Последнюю выкладывали из камня, верх делали полукруглым с четырьмя отдушинами. Топили обычно бурьяном, жар выгребали мокрой тряпкой, после чего хлеб сажали в печь на лопатках. Через отдушины смотрели готовность хлеба. И если было очень жарко, отдушины открывали.

Кроме того, в кухне стоял стол, лавки, полки с посудой, обязательно был святой угол. Здесь пекли и варили не только в целях предосторожности от огня, но и для поддержки в курене чистоты.

Кстати, эта традиция строить кухни сохранилась и по сей день во многих станицах. Казаки живут в кухнях с ранней весны и до поздней осени, в куренях только спят, поддерживая таким образом идеальный порядок в доме.

Источник: Астапенко Г. Быт, обычаи, обряды и праздники донских казаков XVIII-XX вв.

Предыдущая запись Одежда донской казацкой знати
Следующая запись Казачий праздник православия

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика