Самоуправление

2910

Мировоззрение казаков

Казак никогда нс знал крепостной зависимости, всегда был свободен от налогов и личных податей, пользуясь широким местным самоуправлением и выборным началом. Безусловно, это оказывало влияние на мировоззрение казака, его психологию. Вот почему и вне службы казаки держались свободно и независимо.

Удаленные на сотни и тысячи километров от тогдашних государственных границ, казаки должны были создать для себя власть на месте. Войсковой атаман олицетворял выборную власть. На своих народных собраниях казаки вырабатывали и нормы, по которым действовала эта власть. Раз принятое по какому-то вопросу решение запоминалось в народной памяти и применялось в аналогичном случае, становилось обычаем, и таким образом создавалось “войсковое право”, которое регулировало все стороны казачьей жизни. Создавая свои порядки, свое управление, свое “войсковое право”, казаки сохраняли тесную связь с Россией – связь религиозную, национальную, политическую и культурную.

Жизнь в приграничной полосе подвергала казака постоянной опасности со стороны соседей кочевников, что вызывало необходимость всегдашней готовности к отражению неприятельских нападений. Мужчины выезжали на рыбную ловлю и полевые работы с оружием. Женщины и девушки также могли владеть огнестрельным и холодным оружием. Жизнь, полная опасностей, создавала людей с сильным характером, личной неустрашимостью и выносливостью. Вырабатывала у них смелость, находчивость, умение приспосабливаться к окружающей обстановке, умение отстаивать свою жизнь, свои права, свое имущество.

Казак, говоря о себе, издревле подчеркивал и выделял триаду:

“Казаком нужно родиться! Казаком нужно стать! Казаком нужно быть! Тогда обретешь царствие Небесное и славу в потомках”.

Это главный принцип казачьего мировоззрения.

Первая часть триединства – казаком нужно родиться – подчеркивала право казаков на самобытность, на национальное самосознание и культуру. Но одного казачьего происхождения, родства казачества по крови, недостаточно, ибо сказано:

“Казак – это состояние духа”.

Это образ мышления и норма жизни. Воспитывать в себе казачий дух мог каждый, кто выше служения собственному благосостоянию поставил служение христианству и добру самым тяжким служением – служением воинским.

“Казаком нужно стать” – принцип, подчеркивающий, что существует некий нравственный идеал, к которому должен стремиться каждый, ведущий свой род от казаков. Этот постулат повлек за собой и юридические нормы, существовавшие в казачьем обществе. Так, неказак по происхождению, мог казаком стать, быть принятым в казаки на Круге. При этом никогда не требовалось, чтобы он отрекся от своего народа. Став казаков, он оставался якутом, бурятом, калмыком.

“Казаком нужно быть” – подчеркивало самое главное в понимании жизни казаков. Свое предназначение на земле они понимали, как постоянное служение.

Как было сказано выше, казаками могли стать и иногородние, однако при этом делалось различие между принятыми в казаки и казаком по рождению. Так можно было “служить в казаках”, “жить в казаках”, но полноправным казаком, которого никто не мог упрекнуть в том, что “он – де не у нас делан”, “приписной”, “в казаки поверстанный”, мог стать только внук или правнук принятого и то, только в том случаи, если он жил среди казаков, нес казачью службу и женился на казачке. Сам он себя считал “поверстанным в казаки” и всегда указывал в документах сословие и национальность, например, “великоросс”, из елецких мещан, поверстан в казаки, ему же выделен пай в размере…”

Тоже относилось и к женщине неказачке. Хотя она обладала, будучи женой казака, всеми юридическими правами, но в среде казачек до конца своих дней казачкой не считалась, поэтому к ней относились более терпимо, прощая то, что коренной казачке было бы поставлено в вину, как незнание обычая своего народа и бескультурье.

Иногородняя женщина могла стать казачкой только через замужество. Рожденные в браке с иногородними, именовались “болдырями”, проходили обряд принятия в казаки в 3, 5, 7- летнем возрасте. На Круге старики экзаменовали принимаемого в знании молитв и обычаев. После чего принимаемый, стоя на одном колене, целовал обнаженный на половину клинок шашки, Евангелие и крест, после чего ему дарили фуражку, и он считался казаком по корню, т.е. по рождению.

Весьма важным фактом было взятие “под шинель”, или наделение правами главы семьи старшего несовершеннолетнего сына. В случае потери кормильца, вдова через совет стариков могла обратиться к Кругу с просьбой, объявить ее старшего сына главой семьи. Казачонок, не моложе десяти лет, вставал на стул, на его плечи набрасывалась шинель. Атаман объявлял его главой семьи. Старики и казаки могли высказать пожелания семье или крестным этого казака. Преподносили подарки; атаман обычно дарил шапку, старики – сапоги, священник – Евангелие.

Став главой семьи, казачонок получал полный пай земли и полную часть при разделе. В случае нарушения им казачьего обычая, вся ответственность за него падала на всех мужчин – крестного отца, братьев.

За матерью оставалось половина пая вдовы. Если она выходила замуж, и её полпая уходили в приданое, пай сына главы семьи оставался неприкосновенным. Если атаман считал, что отчим не справедлив к пасынку, он мог своей волей отобрать пай, сдать его в аренду, а деньги, полученные от аренды, истратить впоследствии на снаряжение казака.

Атаман обязан был знать, сколько в его общине сирот, издавна они именовались атаманскими детьми, о них заботились всей общиной. Старики следили, чтобы сирот не обижали, крестные следили за их нравственным и физическим здоровьем. Особо одаренные за казенный счет отправлялись учиться.

По мнению казака, главная ценность, которую он получал от Бога вместе с жизнью, была воля. Но воля понималась не как свобода от законов, а как свобода выбора. Самой страшной изменой считалась измена вере. В казачьих станицах иногда можно было увидеть, как в воскресный день старики ложились на землю у входа в церковь, и вся станица через них перешагивала. Это были «охряны» – казаки, которые приняли ислам в турецком плену. До конца своих дней они не могли входить в храм, но за покаяние их хоронили на общем кладбище.

Предыдущая запись Духовная жизнь казаков
Следующая запись Устав казачьего общества

Ваш комментарий